• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кусочек восприятия (список заголовков)
00:05 

save me from myself

Whatever you do in life will be insignificant but it's very important that you do it, cause nobody else will.
Я уже не понимаю, где нужно радоваться, где нужно грустить, а где вообще находятся мои истинные эмоции, и не сдохли ли они в вечном притворстве.

Мои эмоции - это выключенный монитор;
кассетная лента, которую предательски зажевало магнитофоном на середине любимой песни;
прерванное сбоями в системе важное голосовое сообщение;
помехи во время прямого эфира;
превосходно выдрессированная собака, которой человек отдаёт команды;
стрелки часов, внезапно прекратившие движение.

Припевом в этой тягостной песне существования является что-то среднее между Radiohead и A Perfect Circle.

Каждое утро я просыпаюсь с мыслью о том, что мне нужно выдернуть себя из этого состояния;
испытать новые эмоции;
вижу людей, места, поступки, слышу слова.

Но ничто из этого не трогает за душу - и игра в эмоции продолжается.
Я говорю себе: "Тут, наверное, нужно улыбнуться или сделать вид, что я огорчена". Сделать вид. Сделать вид, что ты действительно рада. Сделать вид, что ты хочешь общения с этими людьми. Сделать вид, что тебе не всё равно.
Какая богатая возможность выбора!
Казалось бы, совсем необязательно имитировать эмоции, но я почему-то старательно играю в эту игру; во мне просыпается нездоровый азарт: а достаточно ли убедительно я притворилась, что всё в порядке? Никто не заметил, как дрогнул голос? А этот человек поверил, что я ему симпатизирую? Утреннее желание раствориться в сыром весеннем воздухе не отражается на моём лице? Я должна разозлиться?
Я уже достаточно времени развлекаюсь подобным образом, сливаюсь с изображаемыми эмоциями и потихоньку теряю себя настоящую. Где грань между "сохранить лицо" и "лицемерить"?
I need a change, I need a change of skin.

@темы: тексты, кусочек восприятия

08:41 

Невозможно

Whatever you do in life will be insignificant but it's very important that you do it, cause nobody else will.
Я готов смириться со всем, чем угодно, лишь бы это принесло плоды, преподало хоть один ценный жизненный урок.

Я готов переступить через свои мечты и желания, похоронив их на воображаемом кладбище моей памяти.

НО:

изредка всё равно буду заходить и класть свежие букеты на эти заброшенные могилы, молчать, взирая на надтреснутые надгробия ("здесь покоится первая детская мечта", "трагически оборвавшаяся гармония", "мир во всём мире без кровопролития");

тщательно убирать сорняки и садить семена, которые превратятся в оранжевые бархатцы, белые колокольчики и чудесные розы;

отгонять вандалов, намеревающихся подпортить могильные камни или распилить дорогие кованные оградки, защищающие то, что осталось от меня, - наивного, глупого, всю жизнь стремящегося достичь невозможного;

горько оплакивать те дни, когда мы были вместе, мы сейчас - это кусочки дорогой китайской вазы, которую шаловливый ребёнок опрокинул с каминной полки. тебя выбросили в мусорный бак, а я остался лежать на земле ("эти осколки слишком мелкие, я не буду их убирать", - капризным тоном заявила леди в мехах);

гнаться за оборванными мальчишками, пытающимися вырвать с корнем тщательно постриженные кусты акации;

слушать музыку в плеере ("эта песня не поможет тебе всё вернуть, зря только деньги тратишь, заказывая композицию каждый вечер на радио в надежде, что у неё снова сломались наушники")

вдыхать отравленный кем-то воздух (кто вздумал собрать смоченные бензином тряпки и жечь их на задворках моего сознания?).

ТУТ Я ПОНЯЛ

убирайся, не смей портить атмосферу тихого остатка моей жизни. ("но ведь ты не умер и абсолютно здоров").

ВСЁ РАВНО УЙДЁШЬ, Я ЗАСТАВЛЮ ТЕБЯ УЙТИ


потому что не хочу хоронить и тебя. здесь и так слишком много надгробий.

@темы: моё и только моё, кусочек восприятия

22:26 

Whatever you do in life will be insignificant but it's very important that you do it, cause nobody else will.
(о трагически умирающих память храня)

Среди раненых в марте выживут лишь единицы.
В их числе будем и мы - избиты солнца лучами.
В память о нас очевидцы с укором молчали
Уже столько секунд, что всё должно прекратиться,

(ты, пожалуйста, обними меня)

Но я ставлю диагноз: любящие неисцелимо больны,
Апрель будет жарким на проявления чувств,
И представители разнообразных видов искусств
В красках опишут, как все влюблены.

(мы засыпаем, нехотя выбрав одиночек тернистый путь)


Все остальные любовью трагически погребены -
В мае останемся мы, будем жечь мосты и страницы.
Чтобы никто никому не смел даже сниться,
К лету умрём, завершив катастрофу весны.

(страшно ломаются люди, особенно те, кого не согнуть)

@темы: моё, кусочек восприятия, если это можно назвать творчеством

22:58 

Whatever you do in life will be insignificant but it's very important that you do it, cause nobody else will.
этот неопределённый спектр эмоций, словно взрыв;
эмоции меняешь быстро-быстро, не успевая привязаться к какой-то одной и превратить её в серьёзное глубокое чувство;
так люди переключают телеканалы, если те транслируют надоевшую рекламу;
так в порыве вдохновения поэт рвёт бумагу ручкой, пытаясь успеть записать.
а что, если остановишься? что, если тебе надоест бежать?
взрыв! гнев или бешенство, любовь или дружба, ненависть или радость - это же тебя убьёт.
ты идёшь и переключаешь, переключаешь, переключаешь свои эмоции. замираешь ненадолго, поддавшись искушению остановиться посреди океана гнева или реки грусти, утонуть в этом течении, но внутренний голос или же привычка, сформированная годами и превратившаяся в призвание, приказывает: "беги!"
и ты бежишь, бежишь, бежишь, переключая эмоции, обесценивая чувства и делая вид, будто тебя волнуют мелочи жизни вроде скидок в IKEA и раннего подъёма на работу, - какая восхитительная имитация счастья!
когда-нибудь остановишься, задыхаясь, посмотришь на небо: мёртвые звёзды. к бесчисленному их множеству прибавилась ещё одна - нелепая жертва взрыва.
и это - ты.

@темы: кусочек восприятия

12:09 

тринадцать тридцать

Whatever you do in life will be insignificant but it's very important that you do it, cause nobody else will.
Сосредоточенно смотря прямо перед собой, он не спеша идёт на учёбу, которая давно уже не радует; к 20 годам чувствует себя пресыщенным всем, что только способно достучаться до сердца;
этот человек уже не пытается бороться с одиночеством - нет, это состояние проникло в кожу подобно игле татуировщика и оставило причудливый рисунок, видимый лишь ему; другие видят этот узор лишь при определённом освещении или большом желании;
теперь он сидит в привокзальном кафе - месте, где люди теряют и находят, но ему не посчастливилось осуществить второе из этой краткой и простейшей истины.

При нажатии на дисплее телефона устало высвечивается "13:30".

- Когда-то, - неуверенно говорит он, грустно улыбаясь и глядя куда-то вбок, - я был полон жизни, любил и был любимым, полон энергии и смотрел на жизнь так, будто она раздаёт подарки всем, кто хоть немного похож на меня. Я верил, что могу быть свободным и делать всё, что заблагорассудится. Знаешь, некоторые называют это состояние "не наигрался в детстве", но сие определение неверно и так же противно, как фальшивые улыбки на лицах людей с большинства рекламных щитов в этом шумном городе.

Девушка, которой он всё это рассказывает, сидит напротив. Ей не терпится узнать о том, как люди приходят к состоянию опустошённости и начинают ощущать дыру под рёбрами - там, где бьётся сердце. Со стороны эта парочка выглядит довольно-таки странно - цветущее улыбающееся создание в слишком лёгком для этой осени потрёпанном платье и увядающий молодой человек в фланелевой рубашке. Более чужими друг другу не выглядят даже люди, которые случайно пересеклись в одном экскурсионном автобусе и поболтали о погоде пару минут, люди, которым не суждено и не надобно видеться более.

Он жадно глотает кофе, глядя на падающий первый снег.

Она нарушает до неприличия затянувшуюся паузу - нерешительно, словно в попытке не спугнуть:
- Делать, что хочешь, - это эгоизм. Кажется, ты и вправду заигрался.

Молодой человек нервно вздрагивает - так, как будто стреляли где-то в двух кварталах отсюда.

- Я не заигрался. Веришь или нет, но эта пустота убивает и медленно разрывает на куски - так кошка играет с ослабевшей и смертельно раненой мышью, тщетно и отчаянно пытающейся бежать в спасительную нору. Я ходил по докторам, доктора сказали, что с такой дырой под рёбрами жить невозможно. "Травма, несовместимая с жизнью", - гласят сотни справок, полученных мною с первого курса университета, с того самого времени, как я начал закрывать дверь перед новыми людьми; с того самого времени, как...

Осёкся.

На часах - половина второго; стрелки прилипают к циферблату.

Она с детским любопытством смотрит на него - прямо, восторженно; его мироощущение сейчас волнует девушку куда сильнее, чем то, что её поезд ушёл добрых полчаса назад.

Солнце, расшалившись, светит отчаянно и очень злобно - бьёт ему в глаза; тонкая, заношенная ткань рубашки обнажает под собой дыру - там, где должен биться орган, отвечающий за романтические чувства; орган, регулярно получающий обвинения от безнадёжно влюблённых.

- С того самого времени, как... что? - выпаливает она.
- Как я потерял её. Ты вряд ли сможешь это понять, ты радостна и открыта новому... оптимистка, - последнее слово он небрежно швыряет на столик так, словно это оскорбление.

Девушка неосознанно подаётся вперёд, но, несмотря на то, как близко их лица расположены сейчас, не чувствуется, что они находятся в одном времени.
Секунды ползут лениво, впрочем, как и мухи на заляпанном грязными руками стекле.

Внезапно она улыбается - уже не так, как ранее, когда пригласила его в это дешёвое кафе в надежде поболтать -
говорят, коммуникация спасает человечество, не люди, а искусство общаться и взахлёб смеяться, обаятельно приглашать в гости и с лёгкостью вычёркивать из свой жизни близких; этим ремеслом она овладела в совершенстве - очаровательный идеал любого, кто был с ней знаком, кроме вот этого несчастного...

- и встаёт, заслонив собой надоедливое солнце, которое уже не греет, но хочет доказать прохожим и посетителям кафе обратное;

- Смотри!

И он замечает разломанную грудную клетку с зияющим, неровным отверстием - его не скрывает даже плотная чашечка бюстгальтера, верно ведь говорят, что тайное становится явным, как эта несовершенная и пугающая несправедливость в виде дыры под рёбрами.

Девушка заливисто смеётся и рвёт свой так и не пригодившийся билет на части.

На часах - половина второго.

@темы: кусочек восприятия

You can make it to the sunrise.

главная